Критерий нашей зрелости – это отношение к Создателю

Как определить степень зрелости?
По внешнему виду? По статусу и положению? А может быть по материальному шлейфу нашей жизни? Пустое и лживое. Младенцев с бородами сколь угодно. Статус не дает ничего, кроме очередной раковины, в которую обычно и прячется статусодержатель. А материальная пыль только отвлекает внимание от настоящего. 

Тогда может быть убеждения? Это уже ближе. Зрелость действительно отражается в наших убеждениях, однако критерием последних все же не является. Настоящие и глубинные убеждения, личные и самостоятельно осмысленные убеждения – конечно же более точный признак возможной зрелости. Но далеко не достаточный.

Почему? Потому что любое убеждение несет в себе колоссальный риск фиксации. Всего лишь убежденный человек легко может перестать расти, развиваться и в таком случае быстро вырождается в неподвижное, самодостаточное и самодовольное существо, которому ничего, кроме карманного зеркала, не нужно. Ситуация того самого младенца с бородой. Какая уж тут зрелость?

Тогда может быть зрелость — это иллюзия? Если мы остаемся всего лишь последователями, если мы не можем найти или просто боимся искать собственную и уникальную тропинку в нашей маленькой земной жизни, если нам постоянно нужна внешняя опора даже для решения самых простых проблем, то конечно же в такой жизни зрелость является трагической иллюзией. Причем совершенно независимо от достигнутого статуса, внешнего вида или материальных следствий такой жизни.

Детская планета, на которой мы все живем, как раз и являет нам заповедник незрелости. Но с огромным потенциалом. Поэтому настолько и интересна здесь жизнь. 

Мы живем в своеобразной машине времени. Реальность нашей жизни — это одно время, а реальность нашей мысли — совсем иное и часто весьма далекое от обыденности. Именно поэтому мы и можем рассуждать о том, чего как правило нет. О зрелости, например.

Для чего, спросите? Да просто для того, чтобы с одной стороны не сорваться в пропасть пренебрежения, а то и откровенной вражды по отношению к нашей детской ограниченности. Ну в самом деле, не будем же мы использовать взрослые эмоции, равно как и взрослые методы воздействия в детском саду? Дети просто не поймут, да и результат будет заведомо предсказуемый и нулевой.

Поэтому думать о предстоящем необходимо и полезно. В конце концов, мы все равно неизбежно взрослеем, поэтому лучше видеть куда идем.

А во-вторых, размышления в эту сторону позволяют четче видеть те самые болевые точки в нашем окружении, которые и тормозят как наше взросление, так и достижение нами зрелости.

Например. Старая, трухлявая, совершенно бесполезная, но продолжающая жить своей беззаботной жизнью на планете, идея о мстительном Боге. 

Кто может бояться наказания, воздаяния или мести со стороны более сильного, мудрого? Только ребенок. Только незрелый человек, совершенно не понимающий сути и сущности того самого взрослого, который вроде как может сделать нечто неприятное в жизни такого ребенка.

Зрелый человек не боится Создателя, потому что понимает, что Бог есть любовь. Незрелый же будет выдумывать «страх Божий», чтобы оправдать собственное непонимание реальности, жизни и взаимоотношений Источника и Его Творения. 

Поэтому преобладающие краски в отношениях с Создателем вполне можно использовать как критерий зрелости. Причем зрелости любой – как личной, так и групповой или там государственной. 

До тех пор, пока мы продолжаем считать, что Бог только наказывает — мы откровенные и неприкрытые эмбрионы. 

Как только мы начинаем совмещать идею воздаяния и идею любви Бога — мы становимся человеками, но незрелыми, слабыми, сомневающимися и подверженными расщеплению сознания (шизофрения), ибо в каждый момент своей жизни должны видеть как любовь, так и гнев Бога, а совмещать это не просто, если хотим оставаться адекватными.

Но как только и если с нами происходит величайшая из всех доступных жизненных метаморфоз и мы начинаем видеть любовь Бога и только любовь Бога, то мы начинаем проявлять начатки зрелости. И это и есть момент становления человека вечного, а не просто человека преходящего, запутанного и запутавшегося в трех соснах нашей довольно-таки наивной жизни на этой маленькой планете.

Осознав идею Бога как истинного и любящего Отца – то единственное представление, которому когда-либо учил Иисус, – вы должны быть последовательны и сразу же решительно отказаться от всех примитивных представлений о Боге как об обиженном монархе, суровом и всемогущем правителе, основная утеха которого заключается в выявлении проступков своих подданных и наблюдении за их адекватным наказанием, если только некое существо, почти равное ему самому, не согласится добровольно пострадать за них, умереть за них и вместо них. Вся идея выкупа и искупления абсолютно несовместима с тем представлением о Боге, которому учил и примером которого являлся Иисус Назарянин. Бесконечная любовь Бога является первостепенным атрибутом его божественной сущности (188:4.8).

0 Comments

Submit a Comment

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This