Также как эволюция разума определяется и тормозится медленным развитием физических условий, так духовный прогресс обусловлен развитием разума и неизбежно замедляется его деградацией. 65:8.4


Ментальные паразиты, как и биологические, разнообразны и не все из них опасны. Некоторые даже необходимы. Однако в отличие от своих био-сородичей, ментальные паразиты способны воздействовать на сам процесс мышления и поэтому легко маскируются и зачастую почти неразличимы. Деструктивная функция при этом только возрастает.

Попробуем разобраться во-первых, в природе паразитов мысли, а во-вторых, в методах определения и выделения таких паразитов, а также избавления от них. Целью при этом будет очищение процесса нашего мышления для активации качественного преображения.

Природа паразита мысли

Паразит всегда появляется в результате торможения прогресса и отражает регресс. Такая регрессивная функция паразита характерна как для биологической, так и для ментальной эволюции. Оставляя в стороне биологические разновидности паразитарной формы жизни, сосредоточимся на ментальной составляющей.

В общем смысле, разум – это реакция на воспринимаемую реальность. Для человека разумное действие всегда связано как с осмысленным наблюдением реальности, воспринимаемой органами чувств (что доступно и животной форме жизни), так и осмыслением самого процесса мышления (что характерно только и исключительно для человека и любых сверх-человеческих форм жизни). Но в любом случае, сам процесс мышления приводит либо к простому повтору известных фактов или их сочетаний (на животном уровне), либо к возможному появлению уникальных смыслов и выводов, характерных для человека.

Осмысление реальности на уровне человека и по-человечески должно приводить к рождению субъективно новых и уникальных смыслов.

Конечно же, необходимость продвижения в смысловом поле никак не означает исчерпывающей оригинальности. В любой момент времени мы можем просто еще не знать о возможном совпадении собственных выводов с уже имеющимися. Но важна не абсолютная уникальность, а именно субъективная, т.е. уникальность самостоятельных выводов на основе всего имеющегося массива доступных в данный момент знаний.

Размышляя, мы рождаем новое, неожиданное и удивительное. Мыслителя всегда сопровождает радость первооткрывателя, даже если он и ходит по давно кому-то известным маршрутам. В себе и для себя мыслитель делает открытия. Так проявляется действие человеческого разума и так рождается чистое, здоровое и не подверженное заражению паразитами умозаключение.

Рождение паразита мысли

Однако процесс мышления может приводить и к рождению паразитов мысли.

Каким образом?

Как уже говорил выше, паразит всегда образуется в результате регресса. Когда при контакте с реальностью вместо естественного развития, углубления и расширения восприятия мы приходим к потребности зафиксировать уже известное, сократить, упростить и выхолостить оттенки, оставив только скелет общедоступных закономерностей, то мы рождаем паразита мысли.

Такой паразит не всегда отрицателен. На каком-то этапе он может быть полезен и даже необходим. Например, при первом контакте с незнакомым до сих пор явлением, мы обычно получаем стороннее объяснение. В этом заключается процесс обучения и в этом же выражается полезность неизменного паразита мысли.

Однако если мы продолжаем жить исключительно в соответствии с мертвыми, неизменными и при этом сторонними закономерностями, идеями и правилами, то постепенно сами становимся паразитами-потребителями, не способными на сколь-нибудь адекватное взаимодействие с постоянно изменяющейся реальностью. В результате наша жизнь превращается в череду решения бесконечных проблем с прослойками страдания и безысходности между ними.

Но паразитическая стадия – не окончательное клеймо. Точно так же, как гусеница-паразит в конце концов минует паразитическую стадию и превращается в прекрасную бабочку, ничем не напоминающую себя в состоянии паразита, – мы можем научиться само-трансформации и в итоге расправить крылья.

Что может стать паразитом мысли?

Потенциально, паразитом мысли может стать любая осознанная ментальная конструкция. Вывод, закон, догма, распространенное убеждение, косность традиции – все то, что убивает живую мысль, стремясь придать ей неизменные формы, часто приводит к регрессу и поэтому так или иначе, но является паразитом мысли. Форма мысли полезна и необходима, но всегда требует периодического обновления.

Статичные идеи тормозят неизбежное развитие и потому становится паразитами, вызывающими то или иное заболевание растущего ментального организма.

Сам по себе такой вывод может казаться неоднозначным. Разве не строим мы свою жизнь на основе некоторых базовых и неизменных принципов в области науки, морали или религии? Ответ положительный. Но только в отношении весьма ограниченных отрезков нашего бытия. Окончательная неизменность для нас – иллюзия и чем скорее мы придем к пониманию относительности любых основ, тем проще нам будет как различить, так и подавить действие паразитов мысли.

Все неподвижные ментальные построения становятся паразитами, ибо начинают жить не за счет стремления и собственного изменения в процессе, а за счет захвата и торможения иных и подвижных мыслей. В области действия ментального паразита скорость мыслительного потока резко падает с сопутствующим понижением витальности отдельной мысли, ибо мысль живет только в движении.
Неподвижная же мысль и становится ментальным паразитом.

В чем польза ментального паразита?

Фиксированная концепция полезна в качестве временной опоры. Мы поднимаемся с опорой на ступени, но никогда не берем ступени с собой, ибо в таком случае происходит обрушение и возращение на прежние уровни. Полезная в прошлом ступень в настоящем становится совершенно ненужной нагрузкой, лишающей смысла само движение.

Нечто подобное происходит и с ментальными конструктами. В момент своего возникновения они полезны, освещая реальность и помогая ориентации в том, что до сих пор было неведомым. Время действия ментальной конструкции (ментализма) различно и может варьироваться от незначительных минут до тысяч (а может быть и долее) лет. Но в любом случае, ментализм рано или поздно должен уступать место следующей ступени и оставаться в прошлом как пусть и полезный, но всего лишь этап нашего восхождения.

В чем опасность ментального паразита?

Повторю: Паразит всегда появляется в результате торможения прогресса и отражает регресс. Это верно и для биологической, и для ментальной эволюции. Вообще, любая мысль – очень скоропортящийся продукт. Как только мысль останавливается, то она начинает загнивать и очень быстро. Любая попытка повтора мысли равно как и любое стремление зафиксировать мысль в неподвижных формах приводит к потреблению либо слегка несвежего, либо безнадежно испорченного продукта. Финал такого безрассудства всегда печален.

Конечно, в основном мы здесь говорим именно о форме мысли, в любом случае – о мысли осознанной. Сущностно же, сама мысль вряд ли уловима человеческим уровнем разума. Наверное в этом и заключается одна из причин низкого качества нашего разума. Мы постоянно питаемся не очень свежими ментализмами. Отсюда и проблемы.

Опасность паразита относительна и возникает в момент подмены жизни моделями жизни, в момент замены живой мысли готовыми (а зачастую навязанными) внешними решениями, в момент заимствования и подчинения. Это те невеселые моменты, когда мы перестаем быть собой, забываем про собственную уникальность и становимся простыми последователями известных, общепринятых и фиксированных концепций.

Так мы теряем себя и становимся одним из толпы, представителем нации, клана, семьи, т.е. одним из многих подобных себе, вместо проявления собственной уникальности и выбора отличного от привычного пути как жизни, так и мышления.

Именно в силу многочисленных сложностей при выборе уникальности, мы продолжаем жить в нездоровой, а часто – в откровенно токсичной ментальной среде, утешая себя иллюзорным критерием правильности выбора через соответствие общепринятым выводам.

Однако стоит вспомнить о том, что ничего окончательного в нашей жизни, да и в нашей реальности вообще нет и быть не может, как становится очевидным, что любое, именно – любое – воззрение или любая точка зрения, любой закон (да, закон), любая догма (да, догма) – это всего лишь преходящий вывод, которому суждено быть либо исправленным, любо включенным в более полную и детальную картину в качестве частного случая.

Поэтому опасность ментального паразита заключается в лишении нас возможности настоящего развития. Путь требует совершения собственных шагов. Когда нас ведут, то мы явно следуем не туда, куда должны попасть.

Степень опасности любого паразита прямо связана с его агрессивностью. Активность же ментального паразита проявляется в противодействии нормальному и естественному процессу роста и развития. Прошлое никак не должно становиться предметом заботы настоящего. Влияние прошлого на настоящее должно ограничиваться появлением чувства благодарности со стороны последнего, ибо именно благодаря прошлому мы оказываемся в настоящем.

Но когда вместо теплой благодарности за извлеченные смыслы и за возможность продвигаться дальше из настоящего в будущее мы стремимся жить только по традиции, играть по отжившим правилам, думать об уже продуманном, а самое главное – так же, как думали уважаемые предки, да еще и решать их, а не свои – современные и соответствующие нашему текущему уровню – задачи, то мы оказываемся в условиях токсичного контакта с паразитом мысли. И такой контакт редко ограничивается всего лишь легким недомоганием. Мы заболеваем статичными воззрениями и зачастую сами становимся источником неприятной болезни.

Можно ли в таком случае отличить реальную болезнь от (например) простого замедления нашего роста или от естественно возникающей паузы в процессе напряженного продвижения вперед?

Паразит лишает сил. Заболевание всегда вызывает пассивное состояние, апатию и проявляется в отсутствии какого-либо желания что-либо изменять или изменяться. Паузы естественны, однако всегда короче действия, активной фазы. Если же интервал пассивности, согласия и равнодушия превышает время активного стремления к изменениям, то можно быть уверенным в том, что паразит одерживает верх. Начинают проявляться неприятные симптомы.

К чему приводит контакт с паразитом мысли?

Контакт с паразитом мысли прежде всего приводит к пассивности самовыражения, часто сопровождается ощущением безысходности и бессмысленности бытия и выражается в страстном поиске неких законченных и неподвижных систем мысли, которые представляются спасением от непонятого и чуждого мира, в котором заболевший просто теряет ориентацию. Таковы серьезные и страшные следствия непродуманного и пассивного контакта с паразитом мысли.

Усугубление положения и продолжительное воздействие ментального паразита как правило заканчивается летальным исходом, когда заболевший становится полностью зависимым от внешних установок, теряет ощущение реальности и прекращает какие-либо попытки самостоятельного выбора траектории движения в этой жизни. Перед нами – отчаявшаяся жертва ментального паразита, живущая только на энергетических запасах физического тела, но ментально уже не состоятельная и способная на выполнение всего лишь повторяющихся и довольно примитивных функций.

Такова самая тяжелая стадия заболевания, степень излечимости которой невысока.
К счастью, со временем и на современном уровне развития нашей цивилизации такие формы заболевания встречаются все реже, хотя в некоторых регионах все еще случаются массовые эпидемии. Но чаще происходит другое.

Иной вариант контакта с паразитом мысли заключается в том, что человек погружается в пучину сомнений, становится неуверенным и живет в постоянном страхе ошибки. Основные усилия направлены на сохранение текущего и привычного положения дел. Достигается же все это ценой отказа от свободного и пленительного поиска своего уникального пути продвижения. В таком случае паразит не приводит к летальному исходу, но вызывает стойкую зависимость.

Метод излечения от паразита мысли

Излечение от статичности воззрений, от ментальных паразитов заключается в том же самом методе, который мы используем для поддержания динамического равновесия. Два колеса дают надежную опору только тогда, когда набрана безопасная скорость передвижения. В случае с паразитом – самое эффективное лекарство тоже заключается в наборе скорости. А точнее – излечение заключается в искусстве отпускания тормозов.

Мы путаем устойчивость и неподвижность. Надежно не то, что статично (потому что всегда загнивает), надежно то, что движется с необходимой скоростью (потому что всегда обновляется).

Поэтому метод избавления от паразитов заключается в гигиене подвижности. Когда все части работают слаженно, тогда и целое обретает устойчивость в движении. Когда какая-то часть заболевает статикой воззрений, тогда и целое начинает разрушаться.
Важно понять и принять простой факт, простое свойство нашей жизни – все растет, а изменяется даже фундамент.

Каждый из нас помнит из детства свист в ушах от проносящейся мимо панорамы неожиданностей. Но каждый рано или поздно начинает соблазняться однообразием траекторий, пейзажей и повторяющихся мыслей. Все мы помним волнение от предчувствия, но как же часто перестаем дерзать, захлопывая за собой ловушку однозначности. Пропадает перспектива и это пожалуй главное, чего нам не хватает для излечения от паразитов мысли.

Перспектива. Сначала формирование, а потом и развитие навыка отодвигать горизонт. Все дальше и дальше. Насколько приблизились, настолько и подвинули. В такой жизни места паразитам не остается. Все становится изменчивым, подвижным и отзывчивым. Мы очищаемся от статики и выходим на дорогу, ведущую к бесконечной динамичности бесконечной же реальности. Приходит время зрелости, время раскрытия горизонтов.

Только вот отодвинуть горизонт чужими руками невозможно в принципе. Горизонты раскрываются исключительно в ответ на собственные и уникальные усилия. Поэтому избавиться от паразитов мысли можно только в свободном и честном поиске своего уникального Пути. Направление движения может (а в пределе и должно) быть общим для всех – это путь раскрытия безбрежности бесконечности и вечности. Но вот траектория движения должна быть уникальной.

Мы идем вместе, но каждый идет самостоятельно. Друг другу помогаем, друг друга вдохновляем, но никого не направляем и уж конечно никогда не заставляем. «Делай как я» оставляем для наивных вертикальных структур прошлого, для себя же избираем свободу без подавления, впечатления без ограничения и качество преображения.