Поклонение

Если сказать, что картина написана маслом и на этом остановиться, много ли мы увидим в таком описании? Кое-что. Например, что перед нами не рисунок карандашом. И не скульптура. А картина маслом. Но что именно за картина? На этом вопросе все обрывается. Мы либо не видим, либо еще не способны видеть отдельные краски, их сочетания, различать стиль художника, сюжет, наслаждаться игрой света и тени, т.е. все то, что и создает полное впечатление от художественного произведения. Оказывается, что для восприятия всей картины, нужно учиться видеть детали и понимать нюансы живописи. Иначе — нещадное искажение и потеря реальности с последующим разочарованием, а то и отчаянием.

Помимо многого другого, Откровение постепенно раскрывает нам тонкие оттенки там, где мы привыкли все видеть однотонным и вроде как понятным. Или неинтересным и не заслуживающим нашего внимания. Сегодня — несколько слов о поклонении.

Слово для нас знакомое. Но вот его смысл в текстах дается совершенно иной, непривычный и необычный. Все известные нам и понятные виды земного поклонения — от просто преклонения до возвышенного почитания — всегда обусловлены теми или иными обстоятельствами, состояниями или методами. Мы можем поклоняться либо “там”, либо “так”, либо “тогда”. Другими словами, в земном поклонении всегда и непременно участвует мысль. Даже христианское поклонение “в духе и истине” всегда сопровождается тем или иным приближением к “духу” и “истине” и различением этих двух состояний. Опять же, для этого нужна мысль. И именно поэтому, мы часто путаем поклонение и молитву, а ведь это достаточно разные проявления и об этом необходимо иметь четкое представление. Иначе, получается все та же “картина маслом” без каких-либо деталей. Искажение реальности.

Откровение прежде всего выделяет 3 отдельные сферы для взаимодействия со сверхчеловеческими реальностями. Мы можем выражать себя в прошении, в молитве и в поклонении. (5:3.2). Интересно то, что первое (прошение) совсем не обязательно сопровождается словами, но основано на мотивирующей мысли. Слова в прошении не имеют никакого значения. (7:3.7). Молитва же как правило диалогична, хотя и не всегда такой диалог происходит между нами и кем-либо еще. Молитва может быть и диалогом с собственным бессознательным (91:6.4). Но в любом случае, молитва остается пусть и возвышенным, но видом мышления, в молитве всегда присутствует личный интерес, в молитве мы стремимся к достижению осознаваемого результата. Работает мысль. И наличие мышления в некоторой степени объединяет как прошение, так и молитву.

А вот поклонение — это настолько особое состояние, что авторы Откровения даже вводят отдельный термин для его обозначения. Поклонение — это “само-забвение”. А еще — это “сверхмышление”.  (143:7.7). Вот так. Поклонение превышает мысль.

Поклонение — это высшая форма созерцания непостижимой разумом запредельности, та сфера, которая выходит за пределы прошений и разнообразных молитв и возносит нас к отождествлению с Бесконечным, с Отцом, с Источником. Описывать эти состояния невозможно, осознаваемых результатов тоже не найти. Поклонение ни о чем не просит, поклоняющийся ничего не ждет. (5:3.3). Поклонение — это спонтанная реакция на осознание личности Отца, но реакция, выражающая себя на уровне сверх-мышления, за пределами логики, да и вообще за пределами любой сформулированной мысли.

Именно их-за такой, практически недоступной для осмысления, высоты истинного поклонения, авторы Откровения идут нам навстречу, предлагая в практическом опыте включать в истинное поклонение варианты молитв Отцу. (5:3.4). Но в чистом виде поклонение много выше любых молитв и об этом нужно помнить, чтобы четче различать разнообразные тонкие состояния, сопровождающие нас при контакте с запредельностью.

Так что безмолвное прошение, диалог в молитве или возвышенное созерцание в поклонении — это те ступени, которые необходимо преодолеть на пути достижения истинного контакта с Источником Всего Сущего — нашим Всеобщим Отцом. И конечно же, чем раньше мы начинаем различать нюансы, тем четче видим Путь, ведущий к такому пока еще трудно вообразимому контакту.

Кроме того, поскольку поклонение выражает себя в сфере, превышающей наше привычное мышление, то любая попытка прикоснуться к нему всегда сопровождается естественным возвышением нашей мысли. Состояние полного растворения мысли в блаженстве слияния с Источником нам вряд ли доступно до достижения Райских уровней, но даже теперь, в нашей текущей жизни поклонение может и должно служить недостижимым в полной мере, но все же воспринимаемым идеалом отношений со всей реальностью, поскольку всегда направлено исключительно к Источнику Всего Сущего — к нашему Всеобщему Отцу.

И каким бы далеким и оторванным от нашей повседневности, а то и совершенно бесполезным ни представлялось поклонение, достаточно представить непостижимо-неохватный пласт Реальности, лежащий за пределами доступного нам метода мышления, чтобы посмотреть на поклонение совершенно иным взглядом — благодарным, исполненным невыразимой надежды и высшего наслаждения, испытать которое нам всем предстоит на высочайших уровнях после завершения восхождения к Отцу.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This