Живой разговор

Когда мы говорим, что над некоторым фрагментами Откровения можно размышлять неделями, если не годами, то это не красивый образ, а простое отражение факта внимательной работы с текстами. Сегодня приведу один из многочисленных примеров, который на первый взгляд вроде как понятен. Но если всмотреться, а еще лучше — вдуматься, то эта пара строк не отпускает, заставляет возвращаться, а со временем и переосмысливать привычные и вроде как устойчивые жизненные конструкции. Попробуем?

Молитва призвана сделать человека менее думающим, но более осознающим; она должна не увеличивать знание, но скорее углублять проницательность. 143:7.4

Это “менее думающим, но более осознающим” звучит парадоксом. Как можно осознавать, не думая?

Приходится вновь призывать на помощь тонкие различия в отношении разума. “Думать” и “мыслить” — не синонимы. Думаем мы, используя логические подходы, однако логика (дедукция, индукция) – далеко не единственный метод контакта с реальностью. Логический подход привычен, приятен, полезен и безопасен, но серьезно ограничен. И граница эта проходит ровно между тем, что можно сформулировать и тем, что лежит вне любых формулировок и доступно уже не просто логическим взаимосвязям, но высочайшему мышлению.

Иисус и определяет молитву как “возвышенное мышление” (143:7.7). И такой подход к реальности позволяет выходить на запредельность непосредственно, минуя фильтр интеллекта и логики. При таком подходе альтернативой логике выступает нечто иное, а именно – проницательность, позволяя осуществить непосредственный контакт с тем, что лежит вне области последовательно обретаемого опыта…

Однако лучше помнить о том, что молитва – никак не набор заученных штампов и теологических формул. Молитва – это простой разговор создания с Создателем или с теми, кто нам доступен в таком общении. Такая беседа всегда спонтанна, наполнена искренностью и вовсе не обязательно сопровождается словами. А вот результат – вполне может быть воспринят и в словесной форме, ведя нас ко все большему ощущению гармоничности и совершенства всего воспринимаемого, несмотря на кажущееся ощущение противоположного.

И становится вполне понятным почему же заученные теологические формулы никак нельзя называть молитвой. Чтобы воспроизвести что-либо известное конечно же необходимо думать, но при этом совсем не обязательно мыслить, тем более за пределами привычной логики. Думаем мы в разговоре с равным себе, с другим человеком, с другой земной личностью. Почему? Потому что в таких контактах совпадает наш образ “мышления”, а точнее “думания” с использованием простого человеческого интеллекта, купающегося во всего лишь логических закономерностях. В таком состоянии мы можем как анализировать, так и предвидеть развитие беседы. Просто, привычно и обычно.

А вот разговор с Создателем или с иным носителем сверх-человеческого разума — совсем иное дело. Здесь земная логика становится односторонней, поскольку используется только нами, но не нашими собеседниками в молитве. Именно поэтому совершенно бесполезно и наивно помещать результат молитвенного контакта в прокрустово ложе привычных человеческих представлений. А делаем мы подобное только в результате “думания”, в результате действия грубого интеллектуального фильтра.

Вот почему Иисус и призывает нас сосредоточиться в молитве на восприятии, но осознании, на тонких процессах проницательности, а не на привычном и доступном логическом контакте. Воспринимая молитву логикой и интеллектом, мы либо серьезно искажаем результат, либо вообще делаем его недоступным, закрывая себе контакт с истинными духовными силами Мироздания и оставляя открытыми только темные подвалы собственного подсознания.

Конечно же, в любом случае, молитва приносит результат. Только вот вследствие проницательности мы ощущаем усиление света, в случае же контакта с подсознанием — привычную серость, а то и тьму или пустоту от механического повторения привычных формул.

Молитва — это живой разговор. И если даже мы, в своих земных беседах быстро и неотвратимо начинаем скучать при столкновении с уже пройденным, то каково тем, кто повыше нас? Уж не знаю, доступно ли им чувство скуки, но вот досаду от бестолковых славословий или неизменного стихотворного репертуара они чувствуют наверняка. Особенно, если весь этот ментальный мусор идет с планеты посвящения Сына-Создателя. Особенно, после его слов. Особенно после его доверия нам в отношении самокоррекции.

Будем продолжать? Или все-таки повзрослеем наконец?

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This