Откровение — только начало

…Однако исчерпывающим откровением может быть только достижение Всеобщего Отца. Все остальные виды небесной помощи являются не более чем частичными, преходящими и практически адаптированными к локальным условиям во времени и пространстве. (92:4.9)

Никакое Откровение не может быть исчерпывающим до завершения восхождения.

Когда-то нам должны были об этом сказать. И вот мы дождались.

Мысль в общем-то простая, даже банальная, но почему-то до сих пор не осознанная нами самостоятельно. В самом деле, можно ли передать ребенку все то, что можно сказать взрослому? Пустая трата времени и сил. Даже если пробовать говорить на детском языке, даже если нещадно упрощать сложные идеи и даже если не рассказывать все — ребенок растет. И с каждым прожитым годом нужно будет изменять изложенное ранее, подстраиваясь под изменяющиеся возможности восприятия нашего дитя. Все это очевидно, естественно и вроде не заслуживает серьезного внимания. Да, если речь о ребенке. Но что если вместо ребенка у нас цивилизация, получающая периодические откровения?

Появляются варианты.

Во-первых, любое экстра-планетарное откровение всегда оставляет столь глубокий след, что его отголоски продолжают звучать долго после того, как забыт сам источник. И со временем, вместо прикосновения к чистоте оригинала, мы впитываем все больше искажений — результат тех благонамеренных, но безуспешных попыток приспособить старое к изменившимся условиям. Появляются различные толкования, школы, традиции, которые все без исключения в той или иной мере отходят от источника. Процесс неизбежный потому что отражает взросление цивилизации.

Во-вторых, на определенном этапе мы открываем для себя новые и ранее совершенно недоступные области знаний, которые в силу своей исторической свежести гораздо моложе того или иного откровения и поэтому не нашли отражения в нем. Это плодит сомнения в откровениях и вызывает неразрешимые конфликты между, например, наукой и религией. Первая, как правило, обвиняет последнюю в пещерном догматизме, а вторая не принимает первую из-за отсутствия прямых ссылок на научное мировоззрение в своих источниках. Тупик противостояния представляется и той, и другой стороне непреодолимым.

В-третьих, периодически происходят наложения следующего откровения на предыдущее. Противоречий в таких пересечениях никогда не возникало бы, если бы мы могли сохранить чистоту восприятия. Но поскольку каждое откровение неизбежно обрастает мхом искажающих традиций, преданий и толкований, то при таком наложении возникает напряжение. Появляются самозванные  “хранители истины”, в штыки встречающие все то, что с радостью и надеждой приняли бы те, кто имел более непосредственное отношение к первоисточнику.

Что же делать?

Во-первых, честно, открыто и откровенно признать, что каждая из существующих на планете традиций несет в себе свет того или иного откровения прошлого. Каждая. Искаженный, частичный, непривычный для других и даже внешне конфликтный, но все же — свет. Задача заключается не в том, чтобы выбрать “правильную” традицию. Таких нет, ибо все изменяется. Задача заключается в том, чтобы в нагромождении человеческих трактовок научиться видеть чистые и глубинные истоки всего того, что на поверхности представляется столь разнообразным.

Во-вторых, понять, что каждая традиция может с огромной пользой для себя впитывать нечто светлое из другой традиции. Мы должны не просто что-то знать о мировоззрении своих планетарных соседей, мы должны уметь как представлять все лучшее в своей традиции, так и быть готовым к восприятию всего лучшего из другой традиции. Уважительное отношение к точке зрения соседа — первый шаг к разрешению противоречий. Лучшее же в любой традиции — все то, что ведет вперед, за горизонт осознанного и зафиксированного, а не оставляет в плену предубеждений.

В-третьих, необходимо признать, что каждая земная традиция является неполной, частичной и временной. Это, пожалуй, самое сложное. Ведь для такого шага нужно мужество восходителя, а не привычный и агрессивный фанатизм полуслепого последователя заплесневелых догм. Но если вспомнить пример с растущим ребенком, то открываются первые и пока еще слабые, но все-таки возможности для того, чтобы сохраняя уважение к прошлому, не забывать о будущем, которое по-определению должно быть иным, отличным от того, что казалось незыблемым и вечным в былые времена.

Так, через взаимопроникновение идей и взаимоуважение, совмещенное с истинным смирением в отношении собственного, всегда частичного и нечеткого, взгляда мы сможем отойти от кричащих противоречий и от совершенно недостойных современного человека конфликтов и раскрыть для себя общее планетарное предназначение — восхождение к Источнику Сущего, совершенно независимо от тех или иных традиционных подходов. Нам предстоит иное. Просто потому, что мы теперь иные. А прошлое необходимо для полноты понимания настоящего и за это мы ему благодарны.

И завершим цитату, приведенную в начале:

Хотя такие признания, возможно, и умаляют непосредственное воздействие и авторитетность всех откровений, на Урантии настало время, когда подобные прямые заявления становятся целесообразными, даже если они связаны с риском ослабить будущее воздействие и авторитетность данного, самого последнего из всех раскрытий истины смертным расам Урантии. (92:4.9)

Авторы Откровения рискуют даже авторитетом своей работы по формированию Пятого, чтобы донести до нас эту простую в своей очевидности, но столь сложную в практическом применении мысль: все, в том числе и идеи Пятого являются преходящим, временным и адаптированным к текущему уровню восприятия человека. И настало время заявить об этом прямо и открыто. Мы растем. И нам предстоит открыть и раскрыть гораздо больше того, что уже открыто и раскрыто. Это неизбежно и к этому нужно привыкать. Уже сейчас.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This