Качество религии?

Если попытаться привести аргументы в защиту правильности или «истинности» той или иной точки зрения на религию, то конфликт неизбежен даже в среде единоверцев. Причина в том, что всегда найдутся те, кто думает и те, кто просто следуют не размышляя. Первые и вторые плохо совмещаются даже в рамках одной конфессии, не говоря уже о представителях разных деноминаций или разных земных религий. 

А можно ли найти общий критерий, который устроит всех? Чем должна обладать любая религия, чтобы удовлетворять любого человека, совершенно независимо от конкретных фантиков, в которые она упакована теми или иными благонамеренными поначалу, но неизменно заблуждающимися позже группами людей?

Наивный вопрос, скажете? В какой-то степени, если учитывать всю нашу известную, да и мало-известную историю тоже. Животная невоздержанность и агрессивность человека никуда не исчезает и при обращении к религии. Методы убеждения или подавления постепенно и мучительно, но все же меняются, а вот мотив превознесения собственной и всегда ограниченной точки зрения остается практически неизменным. Обилие крови в столкновениях прошлого компенсируется избытком словесной шелухи в настоящем, хотя примитивная кровожадность под маской защиты очередного поднятого на щит заблуждения все еще сопровождает наш путь.

Религию чрезвычайно сложно определить именно потому, что она представляет собой переживание божественности в опыте человека (101:1.1). Божественность же в восприятии человека выражает себя как истина, красота и добродетель. Истина – всегда жива и динамична, красота – неуловима и изменчива, а добродетель – есть отклик на конкретные и уникальные обстоятельства. Божественность невозможно загнать в жесткие критерии или наивные догмы. Заданность убивает. 

Именно по причине постоянной изменчивости восприятия божественности религия, как опыт проживания истины, красоты и добродетели, всегда динамична и крайне сложна для определения. 

И именно поэтому наши земные догматические измышления, называемые «религиями», никак не являются истинными и служат всего лишь грубым приближением к тончайшим переливам восприятия божественности.

Однако все же есть один критерий, который безошибочно и на любом уровне нашего долгого и многотрудного развития позволяет различать имеем ли мы дело со всего лишь скучной, официальной, задогматизированной идеологией, носящей маску «религии» или прикасаемся к живительному переживанию истинной реальности, пока еще находящейся за пределами непосредственного восприятия. 

Что за критерий? Он прост. Это ощущение счастья. 

Да. Точно так же, как наука дает знание, а философия ведет к единству, истинная религия приводит к счастью, представляя собой один из трех подходов (наряду с наукой и философией) к восприятию доступной нам реальности. (101:2.6).

Поэтому когда возникает вопрос определения качества того или иного религиозного подхода к жизни, к отношениям, к миру, к другому человеку или к иным системам мысли, достаточно просто посмотреть на свой уровень счастья. Если повышается, то наверное стоит задержаться именно на таком сочетании истины, красоты и добродетели. А если вместо счастья остается всего лишь разочарование, раздражение, нетерпимость и отрицание иного, то наверное стоит задуматься. 

Счастье в таком случае становится не целью достижения, а критерием глубины и четкости взаимодействия с реальностью. Счастливый человек – это прежде всего человек реализованный, раскрытый всем и открытый всему непостижимому предстоящему.

Главное же заключается в том, что счастливый человек – это тот, кто ощутил и научился отражать Любовь Создателя, которая и выражается в нашей жизни как ощущение настоящего, не мимолетного и ситуативного, но глубинного и непреходящего счастья. 

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This