Ритуальный праздник

Новый Год — это праздник только в детстве, только в начале жизни. Позже он становится сначала привычным, потом обычным, а в конце концов превращается в бессмысленный ритуал, который все больше хочется не прожить, а просто пережить. Вместе с зимней депрессией. Солнца нет, все серое, включая хмурые лица прохожих. Поэтому и стремимся в толпы больших торговых центров, где освещение усиливается, но света к сожалению не прибавляется. Мы все равно в большинстве своем остаемся неприветливыми, отстраненными и по-привычке больше смотрим на неодушевленные товары, чем друг на друга. Взгляд в глаза остается роскошью даже там, где они хорошо видны.

Этот странный контраст между внешним праздником и внутренним равнодушием с легкой примесью раздражения создает удивительно-мрачную общую атмосферу, в которой оболочка сверкает, а сущность постоянно ждет и ищет перемен, никак не удовлетворяясь макияжем и подсознательно желая смыть его тем или иным образом, чтобы увидеть настоящее, неприкрытое, человеческое, душевное. Однако толстый слой праздничного грима отменно выполняет свою маскировочную функцию, делая все вокруг блестящим, но стандартным, сверкающим, но на проволочном каркасе, привлекающим, но не способным удержать, тем самым освещением, но напрочь лишенным какого-либо настоящего тепла.

Для чего же все это многолетнее лицемерие? Зачем мы сами приучаем себя к праздникам, которые хочется скорее забыть, чем помнить? Почему же ритуал становится важнее жизни?

Конечно здесь можно возразить, обвинив автора в унынии и посоветовав ему сначала справиться с собственными проблемами, а уж потом трогать своими депрессивными лапами все самое светлое, что есть в жизни. Принимаю. И понимаю. С одним исключением. Проблемы разумеется есть, как и у каждого из живущих на нашей планете, но вот уныния нет. Есть трезвый взгляд. Окрашенный своими оттенками восприятия — куда же без них? Но без отчаяния, только с сожалением.

Мы либо уже потеряли, либо очень быстро теряем спонтанность самовыражения. Придумали календарь для удобства, но как и со многими другими изобретениями человека, с календарем произошло то же самое — мы стали рабами своего изобретения. Цикличность лишает восприятия оттенков — зачем искать новизну в известном и предсказуемом? Заведенный порядок конечно удобен, но когда он распространяется на образ мышления и даже на устремления, то становится неподъемным якорем, мешающим движению вперед по бурным волнам неведомого, но потому и волнующего будущего.

Ритуал легко использовать, из ритуала нетрудно извлекать выгоду, но он никогда не станет живым и спонтанным выражением тонких переживаний человека, восторженно открывающего для себя все новые грани бесконечной реальности. Ритуальные праздники насквозь пропитаны застоявшимся духом прошлого, а держатся они только на том, что живой человек обязательно привносит в них свежесть надежды, которой только и живет в мертвых декорациях уже хорошо известного и изрядно поднадоевшего.

Поэтому и пытаемся каждый раз придумать нечто новое, не трогая календарь. Поэтому и живы пока еще наши неуклюжие ритуальные празднества, что вносим в них настоящее, живое и непосредственное. Где больше жизни? Там, где больше стремление к ней. Где сильнее стремление к жизни? Среди тех, кто ее пока еще не прожил и только начинает жить. Поэтому праздники хороши только для детей. Более того, они необходимы для детей, чтобы дать им возможность выражения той непреходящей жизненной энергии, которая и будет их питать на протяжении остатка своего земного пути. В этом смысле, праздники необходимы и взрослым. Для того, чтобы служить вместилищем детской радости, для того, чтобы принимать живую радость тех, кто только начинает свой путь.

Но здесь же и наша ответственность перед будущими поколениями. О традиции можно и нужно рассказывать, но традицию ни в коем случае нельзя навязывать. Заставляя, принуждая, даже просто оформляя привычным и прошлогодним, мы становимся невольными глушителями естественного, свободного и откровенного детского порыва, которому конечно же необходимо внимание, но лучше без готовых рецептов и действий, которые кажутся нам правильными лишь потому, что являются привычными.

Уникальность самовыражения — хлеб и плод жизни. Это характерная особенность настоящего и непреходящего. Особенно в детстве.  Особенно в период календарных бедствий под лицемерным названием «праздники». Особенно в период зимней унылой и беспросветной серости. Особенно среди тех, кто так не любит улыбаться. Особенно среди нас.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This