Призрачно все…

Реальность в постижении конечных существ является частичной, относительной и призрачной. (0:3.6)

Красивая, емкая и вкусная фраза. Она всегда резонирует с любым психологическим и эмоциональным состоянием. Если одолевает пессимизм, то призрачность реальности позволяет быстро переключаться на нечто иное. Если же зашкаливает оптимизм, то относительность восприятия реальности быстро приводит в чувство, оставляя неуместную эйфорию за скобками жизни.

Трезвый взгляд.

Но на что?

НИЧЕГО. ОПРЕДЕЛЕННОГО. НИГДЕ ВОКРУГ. И НИ ДЛЯ КОГО ИЗ НАС.

Мысль сворачивается в бесконечную спираль и благополучно растворяется.

Мы живем в призрачном мире.

Так ли было всегда? Наверное. Понимали ли мы это? Нет конечно. Когда-то, на заре человечества, мы жили в устойчивом и почти неизменном мире. Но только до тех пор, пока не стали задумываться о нем. Когда же мы выросли и стали задаваться серьезными вопросами, то обнаружили, что окончательных ответов нет. Есть удобные иллюзии, которые всего лишь плодят нетерпимость.

Потеряв устойчивость, мы стали искать опору. Нужно же к чему-то прислониться для верности. Желательно к большому и сильному. Это вначале. А еще к мудрому и проницательному. Это потом. А еще к избавляющему от всех многочисленных проблем. Это сейчас. И такие якоря всегда находились. Но неизменно оказывались временными и преходящими. И теперь мы с уверенностью можем сказать, что любые опоры в этом мире, любые “гарантии”, любые запасы и любые усилия — обязательно окажутся легко растворимыми в будущем. Ибо ЛЮБАЯ доступная нам реальность является и останется для нас в этой жизни призрачной по определению.

Если наша жизнь, наши отношения, умозаключения, достижения, теории, методы, идеи, религия, законы и вообще любые осознаваемые связи — всего лишь мимолетный проблеск в бездонности непостижимости, то как продолжать наслаждаться иллюзией? Как вообще продолжать жить?

Но ведь живем же как-то. И пока еще не вымерли от безысходности. Значит опора все-таки есть. Как и надежда. Остается их найти.

Можно попробовать посмотреть на три уровня относительной устойчивости в нашей пусть и призрачной, но все же привычной реальности.

Первый. Уровень простых инстинктов. Мы не осознаем больших и в основном абстрактных категорий и живем на простом инстинкте самосохранения. Избегаем мало-мальски нового и непривычного, дрожим перед якобы величием прошлого и с ужасом думаем о предстоящем (если вообщем обращаем на него внимание). Жизнь животного или животно-образного человека. Скучновато, однообразно, серовато и пресновато. Зато устойчиво в такой беспросветности.

Второй. Уровень сознательного выбора меньшего вместо большего. Нет, не в желаниях, достижениях или в обретениях. Здесь мы устремляемся в максимум. Но вот в отношении устойчивости действуем прямо противоположным образом. Строим т.н. материальный фундамент. И думаем, что он уж наверняка поможет-спасет-успокоит. А ведь мозгами и эмоциями на этом уровне уже дотягиваемся до звезд. Но вот закрепиться там не удается. Назад — в материю, к образу мышления предков. Тесно после космоса? Ну да. Зато надежно. Или нет?

Третий. И вот после таких полу-терзаний, полу-надежд мы наконец начинаем видеть ту самую иллюзорность, призрачность, относительность и частичность всей доступной реальности. И обнаруживаем, что все привычные опоры вдруг исчезли. Опора же на то и опора, чтобы быть внизу. А мы теперь смотрим не в привычное и более-менее понятое и осознанное; перед нами открываются бесконечные переливы предстоящего. А там никаких понятных опор не наблюдается. Мы просто еще не умеем ничего строить в том, что остается пока недостигнутым.

Конечно, возможен возврат. Можно, например, поняв свою полную беспомощность в отношении таких невообразимо ярких перспектив, снова закопаться в привычную материальность в надежде обнять ту самую опору и никогда ее не отпускать. Некоторым из нас удается. Но ценой потери однажды испытанного восторга и восхищения. Начинаем искать замену — находим суррогаты. Напряжение растет, выхода не видно. В конце концов сами превращаемся во всего лишь неподвижный столб, к которому себя и приковали. Оно нам нужно? Вряд ли.

Но можно и иначе. Можно просто не торопясь подумать и сделать выводы. Например такие.

Во-первых, чем глубже мы погружены в привычное и обычное, тем сильнее наше желание изменить его. Любыми способами. Это ли не подтверждение иллюзорности обыденности? Реальным становится предстоящее, к которому мы и устремляемся. Да, с неизбежным последующим разочарованием (ждали одно, получили нечто иное), но и с обретением вкуса к динамичности.

Во-вторых, чтобы притушить огонь перемен, полыхающий в каждом из нас, нужно найти тот вариант реальности, темп изменения которой будет соответствовать внутренним ритмам каждого. Поиски становятся неизбежными и превращаются в суть и смысл нашей жизни.

В-третьих, чтобы навсегда избавиться от иллюзий преходящего, возникающих вследствие неполной реализации своей сущности, нужно достигнуть уровней, где динамичность реальности станет бесконечной (что будет эквивалентно неизменности). Достижение Источника становится единственной и всепоглощающей целью.

Другими словами, единственный путь избавления от призрачности, неполноты, частичности — это путь восхождения. Ибо преходящая опора всегда живет в прошлом. Настоящее же и вечное — зовет к себе.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This