Зеркало

Душевный человек. Масло масляное. Вода мокрая. Небо голубое, а Волга впадает все туда же. И ведь привыкли мы к некоторым языковым сочетаниям настолько, что и не задумываемся. Вроде как понимаем друг друга — и ладно. А между тем, многократно разбавленная словами мысль теряет свою четкость и только плодит иллюзии. А мы потом удивляемся, что внутри живет одно, а выскочило в очередной раз нечто совершенно непотребное…

Вот и с “душевным человеком” то же самое. Если “человек” — то уже по определению “душевный”. Если не душевный, то просто не человек. Или еще, или уже. Все это так, если прилагательное “душевный” связывать с существительным “душа”. Но поскольку до сих пор общепринятого и планетарного определения души у нас нет, то под “душевным” мы обычно имеем ввиду все, что относится к внутреннему миру — чувства, эмоции (хорошо если различаем), психические феномены и даже характер. В общем, все нематериальное в нашей жизни, все то, что невозможно однозначно схватить, обмерить и упаковать, мы отнесем к тем самым “душевным” качествам. И успокоимся. А зря.

Смешивая душу и характер мы совершаем грубейшую ошибку. Душа — это наше будущее. Характер — наше прошлое и настоящее. Душа питается как из нашего настоящего, так и из нашего предназначения, из будущего. Характер же формируется в результате анализа прошлого опыта и более тонкой и четкой реакции на происходящее и преходящее. Душа и характер — реальности смежные, но никак не совпадающие и давно пришло время различать их по достоинству.

Для этого необходим критерий различения, нужна мера как души, так и характера. В таких категориях мы обычно не рассматриваем ни то, ни другое. Обозначая характер человека, мы часто говорим о его качестве, силе, глубине и даже изящности, но не о совокупной мере. А в отношении души все существующие критерии в лучшем случае являются многозначными, а чаще — откровенно расплывчатыми и нечеткими. Но вот в Откровении звучит нечто обнадеживающее. В одной из своих многочисленных бесед, к сожалению никак не отраженных в последующих т.н. “Писаниях” и уж тем более в многочисленных толкованиях, Иисус говорит:

“Мерой духовной емкости эволюционирующей души является ваша вера в истину и ваша любовь к человеку…” (156:5.17)

Здесь прямое указание на качество нашей души. Душа — принадлежит промежуточной реальности. Она не материальна, однако и не духовна. Но соприкасается как с привычным нам миром (через разум), так и с духовным миром. А так как в случае нормального восхождения нам всем предстоит достигнуть уровня духа, то именно “духовная емкость” души и определяет ее качество. В нашем мире, в нашей реальности качество души определяется верой в истину (не в догму, не в учение, не в нечто заданное и избитое ветрами времени), а в живую и динамичную истину нашего сыновства по отношению ко Всеобщему Отцу. Кроме того, качество души всегда отражает нашу любовь к каждому человеку. Хотя бы к одному. Или (по-возможности) к еще одному. А потом к еще одному. А потом… Ну и так далее. Так растет душа. И так она становится все более соответствующей истинной и непреходящей реальности. Таково определение меры души.

Но здесь же Иисус говорит и о мере характера человека:

“…но мерой человеческой силы характера является ваша способность сдерживать неприязнь и противостоять мрачным размышлениям во времена глубокой печали.” (156:5.17)

И это уже совсем о нас. Как часто мы воротим нос от непривычного и не вписывающегося в наше представление о “правильном”, “уместном”, “традиционном”, “установленном”, “моральном”, “этичном” и прочем преходящем? А ведь неумение сдерживать неприязнь — явный признак слабости характера. Почему? Потому что в неприязни невозможен компромисс. Возможно только глухое отрицание, но никак не согласование. Неприязнь плодит и поддерживает непонимание и настороженность, а значит никак и никогда не ведет нас по пути достижения братства.

Что же до мрачных размышлений — то тут все очевидно. Пессимизм — это всегда инфантильное проявление неверия своему Источнику. Какой уж тут характер?

Завершает же Иисус свою мысль навсегда запоминающейся фразой:

“Поражение – это истинное зеркало, честно отражающее ваше подлинное лицо”. (156:5.17)

Настоящий характер не сформировать без поражений. А поражения необходимы для того, чтобы честно и исчерпывающим образом увидеть себя настоящего. Только такой взгляд позволяет различать истинное направление движения, только опыт выхода из сложных ситуаций позволяет нам бесстрашно смотреть в любое будущее, только сформированный на преодолении провалов и поражений настоящий характер достоин того, чтобы вынести всего лишь земной опыт на просторы прямого и непосредственного контакта со всем тем, что несет в себя наша сверхматериальная душа.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This