Доброта слепнет при повторе.

Слепая доброта может быть причиной многих социальных пороков (140:8.13).

Здесь есть о чем порассуждать, причем неторопливо и обстоятельно.

Что именно нас здесь привлекает или задевает или просто останавливает взгляд? Прежде всего несоответствие усвоенного ранее и представленного сейчас. Нас всегда учили, что доброта безгранична. Быть добрым – значит быть правильным и даже счастливым. Чем больше вокруг доброты, тем лучше. 

Но так ли это на самом деле? 

Как посмотреть.

Часто мы действуем на простых инстинктах и поэтому безоглядно. Взять, например, отношение родителей к своему ребенку. Родители всегда, за редкими исключениями, о которых можно говорить как об аномалии, действуют из лучших побуждений и с самыми светлыми намерениями. Но что получается в результате? Часто нечто совсем не соответствующее таким лучшим родительским побуждениям. 

Хотели как лучше, а получили всего лишь скучное «больше». Хотели, чтобы навсегда, а попали в рабство к неумолимому времени. Хотели, чтобы яркая индивидуальность, а получился выродок-эгоист. Хотели, чтобы вместе, а пришли к холоду отчуждения.

Почему? Потому что продолжаем называть добротой то, что либо уже перестало ей быть, либо никогда добротой и не было. 

Инстинкты они же коварны. Не добры и не злы. Просто инстинкты. А мы почему-то придаем им разные качества, в том числе и окрашиваем их в краски доброты. Так и рождается то, что выше определено как «слепая» доброта. Незрячая. А скорее – просто бездумная.

Чтобы понять сразу не совсем очевидный феномен превращения доброты в порок, нужно внимательно посмотреть на сущность самой доброты. 

Если подумать, то доброта – Богоподобна. Добродетель (активное проявление доброты) – наряду с истиной и красотой – представляет собой максимум возможного восприятия божественности (а значит и реальности) для человека. Именно поэтому доброта столь притягательна. Именно поэтому мы совершенно верно придаем ей качества всеобщности и всеохватности.

Однако представляется, что именно в силу необъятности самой концепции, доброта так легко искажается и даже извращается на всего лишь человеческом уровне восприятия.

Дело в том, что доброе однажды не может быть таковым же во второй раз. Повтор искажает идею всеобщности и всеохватности и поэтому «вторая» такая же доброта сначала слепнет, а потом превращается в питательную среду для развития порока.

Все доброе (добрый поступок, добрая мысль или доброе устремление) неизбежно должно изменяться. 

Доброе должно становиться, а не просто быть. 

Доброе должно быть отражением непрерывного процесса роста, а не результатом обращения к примерам прошлого. 

Каждое новое доброе должно быть немного лучше, выше, светлее, чище и тоньше, чем в прошлый раз. 

Человеческая доброта должна непрерывно возрастать, чтобы достигнуть уровня исходной Добродетели. А это колоссальный труд, причем ежеминутный, если не ежесекундный. Кто справится? Рано или поздно, причем обычно и к сожалению – раньше, мы начинаем действовать привычным образом, перестаем меняться и выбираем шаблоны поведения. А поскольку когда-то такой выбор действительно был «хорошим», то и получается что и следующие подобные мы также считаем хорошими. А они уже не свежие.

Несвежее же добрым не бывает.

Так рождается иллюзия доброты. При повторе доброта слепнет, становясь причиной многих пороков. Почему? Потому что искажает реальность до статичности и ложной предсказуемости, лишая ее роста и развития. Получается известная дорога из благих намерений, которая ведет совсем не туда, куда хочется. Сам принцип «хотели как лучше» говорит об обращении к уже известному, вторичному, несвежему. Отсюда и «получается как всегда». 

Что делать? Да просто. Быть настоящими. Растущими. Чуткими. Внимательными. А главное – свежими. Спонтанность реагирования гораздо важнее обдуманного заранее как кажущегося «добра», так и любых менее привлекательных вариантов. Почему? Потому что при подготовке возникает временной лаг, превращающий чистую и светлую спонтанность во вторсырье, вызывающее в лучшем случае – отвращение, а в худшем – отравление. 

Подготовленная заранее «доброта» становится ядом. 

 Поэтому импровизируйте, друзья. И ничего не бойтесь. Настоящее злым не бывает, ибо Бог есть Любовь. А все темные оттенки нереальности – всего лишь тень невежества, в которой иногда и уютно, но как только устроишься поудобней, то всегда начинаешь замерзать от неподвижности сначала тела, потом мысли, а потом и устремлений. Однако живое и теплое жаждет большей теплоты и более яркой жизни, а не всего лишь скучной, прошлой и потому – всегда ложной предсказуемости.   

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This