Бог-Друг

Темой учений Иисуса на горе Гаризим было следующее: он желает, чтобы все люди видели Бога как Отца-друга, точно так же как он (Иисус) является для них братом-другом. (143:6.4).

Эти удивительные слова Иисус произносит в Самарии и для самаритян.

Для иноверцев. Для изгоев. Для чужаков. 

От своих за “Бога-друга” можно было получить вполне ожидаемую и весьма неприглядную реакцию. Даже от апостолов, не говоря уже об единоверцах-иудеях.
Поэтому для того, чтобы эта мысль осталась на планете, Иисус идёт в Самарию и озвучивает ее там.

Но эта идея о Боге как Отце-друге оказывается настолько огромной, что планета просто не вмещает ее в своё время и требуется почти 2000 лет для того, чтобы она зазвучала вновь.

Иисус конечно же видит такой диссонанс и поэтому добавляет к непостижимости Отца-друга более мягкую формулу о себе как о “брате-друге”. Не “Боге-друге”, а именно как о брате. Такое можно было вполне принять, тем более до последующих многочисленных и ошеломляющих событий. Брат-друг это понятно, близко и привычно. Пусть этот странный еврей и будет таковым. Не сразу, потому что все-таки еврей, но он говорит такие удивительные слова, что посмотрим… Отторгать с порога не будем. Брат-друг… Может быть…

И в этом “посмотрим”, в этом ожидании подтверждения первых ощущений и впечатлений как-то незаметно растворяется потрясающая все основы главная идея Иисуса.

Бог-Отец – это друг. 

Даже сейчас мы приходим в недоумение от этих слов.  

Бог-Отец — это высшая из всех возможных концепция Источника для любого создания и конечно же для нас в том числе. И мы привыкли к тому, что к Богу нужно относиться с трепетом, уважением, страхом. Любить — потому что “надо”, а если теряем это палочное “надо”, то начинаем ненавидеть или просто отрицать. Все как среди людей. Все как всегда. 

Иисус же переворачивает все и ставит наконец на ноги. Бог-Отец есть друг. Даже Друг. И это навсегда снимает все искажения, а главное — избавляет человека от безотчетного страха, оставляя почтение и благоговение. 

Своими словами Иисус не уничтожает многовековой страх невежественного и замученного предрассудками человека. Он просто модифицирует страх, переводя его в плоскость совершенно иных взаимоотношений. Не сурового начальника и бесправного подчиненного, а любящего Отца и пока еще неразумного дитя, которое хотя иногда и испытывает на себе все последствия своих опрометчивых поступков, но все же постоянно растёт. И через такой рост постоянно приближается к Отцу, в какой-то момент открывая для себя дружественность как Отца, так и всего отцовского. В случае отношений с Богом-Отцом, дружественным становится все мироздание. Все. Мироздание. Каждая его часть.

Каждая галактика, каждое созвездие, каждая планета.

Любой народ. Каждая страна. Каждый человек.

Знакомый. Незнакомый. Полу-знакомый. 

Свой-привычный. Чужой-необычный. Чудной-эксцентричный.

Бог-Друг.

Потрясающе…

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This