Отдавать, не теряя

Сейчас нам конечно легко представить, что это такое. Улыбка. Благодарность. Настоящая любовь. Все это мы отдаем другому человеку и при этом ничего не теряем. Даже напротив. Однако подобные проявления лучшего, что в нас есть, имеют отношение к чувствам, эмоциям, переживаниям. К внутреннему миру. Количественные оценки тут бесполезны. Только качественные. Но так ли было всегда? Вообще, что послужило первым альтруистическим жестом, первым поступком, когда древний человек вдруг понял, что отдавая, он ничего не терял?

Времена, разумеется были сложные. Впрочем, они всегда сложные. Но тогда — основной задачей было простое физическое выживание. А чтобы выжить, необходимо было иметь. Сохранять. Защищать. Драться. Что? Отдавать? Да ни за что! Какие там улыбки… Разве что в короткие моменты между сытым брюхом и отходом к короткому, тревожному сну. Но и тогда — это была улыбка самоудовлетворения, но не другому дикарю или дикарке.

И вот когда-то, кому-то удалось получить огонь. Кремень, искры, пух из птичьего гнезда… Остальное — дело терпения и техники. Нет, с огнем дикари уже были знакомы. Молнии, пожары — все это они знали. Только вот получать и сохранять огонь они еще не умели. А теперь — это удалось. И что же? Ну, в отношении очевидного все просто. Тепло. Свет. Жареная пища, которая требовала гораздо меньше энергетических затрат на усвоение, по сравнению с пищей сырой. Отпугивание агрессивных животных. Все это так. Но было кое-что еще. Не совсем очевидное. (69:6.3)

Дело в том, что дикарь мог свободно делиться своим огнем и при этом меньше огня не становилось! Представляю впечатление того самого, первого, хранителя (точнее хранительницы — не мужское это было дело), когда обнаружилось, что самое ценное почти невозможно потерять, отдавая… Все остальное нужно было защищать от себе подобных, а огонь — всего лишь поддерживать. Отдавать было не жалко. Даже приятно, поскольку вызывало новые, неизвестные до сих пор ощущения.

Так огонь привел не только к повышению качества внешней жизни, но и навсегда изменил жизнь внутреннюю. Ведь проявив однажды альтруизм в действии, мы уже никогда не забывали об этом. И со временем альтруизм стал для нас критерием развития — способность бескорыстной отдачи лучшего из имеющегося навсегда выделила человека из мира животных.

Вспомнишь тут легенду о Прометее. Однако описываемые события не имеют отношения ни ко грекам, ни ко всей известной нам истории. События гораздо более древние. Даже появившиеся недавно свидетельства археологов о том, что кремний использовался для добывания огня около 700.000 лет назад — все еще не очень точны. Ну да точность — дело наживное. Главное — в другом.

Альтруизм не исчез. Стремление выражать себя в бескорыстном служении продолжает жить, несмотря на все поверхностные суждения об обратном. Конечно, дикарские эгоистические качества умирают медленно. Ну так мы и растем не мгновенно. Всему свое время. Когда мы повзрослеем — то нам неведомо. Но вот когда начали взрослеть — вполне очевидно. В тот самый момент, когда отдавая головешку из костра соседу, вдруг почувствовали тепло не от жаркого костра, который как горел, так и продолжал гореть, а совсем с другой стороны — от принимающего такой дар.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This