Семья. Что дальше?

Мы уже говорили о семье как о школе совершенства.

Сегодня несколько об ином.

С одной стороны, нам показывают что вся вселенная — это одна колоссальная семья. Идея семьи занимает центральное место в философии Иисуса, причем как в этой жизни, так и в Посмертии. Евангелие Иисуса утверждает всеобщее братство как следствие отцовства Бога. И в то же время, нам говорят что семья является бренным институтом и не сохраняется в посмертии. (140:8.14)

Противоречие? Кажущееся.

Простой вопрос. С какого момента мы начинаем осознавать свою семью? Точнее, когда именно мы понимаем, что окружающие нас люди — это наша семья? На мой взгляд, ответ здесь не очевиден. Легко вывести внешние критерии — совместное проживание, зависимость одних и забота других, привычка, родственные связи, в конце концов. Однако такие внешние факторы хотя и являются достаточно глубокими, все же не исчерпывают семейные отношения. Мы можем принимать кого-либо в семью (или становиться членом семьи) независимо от стажа совместного проживания или наличия кровных уз. А можем просто создавать новую семью с совершенно незнакомым до сих пор человеком. В таком случае срабатывает нечто более существенное, чем простые родственные связи — мы выбираем того, с кем хотим быть вместе, а не того, с кем должны.

Но что же объединяет нас по-настоящему?

Нас объединяет то, что не ограничивает.

Подобное состояние доступно нам во времена волнующей влюбленности, когда мы в полете и не чувствуем никаких барьеров. В такие моменты нам не просто так хочется обнять весь мир, мы действительно способны вместить в себя все и отдать себя всего. Удивительные переживания.

А потом приходит проза жизни.

Обычная, земная, человеческая семья всегда имеет границы. Более того, часто мы и определяем семью по наличию таких границ. Мышление в рамках “свой-чужой” продолжает быть самым распространенным на планете. И что же получается? Вывод не веселый: обычная земная семья нас ограничивает, а значит не объединяет по-настоящему. Вот почему мы всегда, рано или поздно, но стремимся за пределы семьи, в которой выросли. Нам просто становится тесно в привычном и понятном окружении. Ведь и границы, в конце концов, нужны лишь для того, чтобы учиться их преодолевать.

Поэтому Иисус и начинает говорить о семье, а заканчивает идеей всеобщего братства. Всеобщего. Не всего лишь земного или планетарного, а именно всеобъемлющего. Такое братство не имеет границ и поэтому естественным образом связывает всех и каждого.

На смену фрагментарным семьям приходит всеобщее братство.

Но предстоящее нам достижение братства не приведет к отрицанию или уничтожению семьи, которая всегда остается “школой совершенства” на любых уровнях цивилизации. Нужно всего лишь понимать, что любую школу мы рано или поздно заканчиваем. Так и с нашей земной семьей. Она всегда остается именно земной. А нам предстоит идти дальше. И вовсе не исключено, что вместе с теми, кто когда-то входил в наш столь тесный, но и столь полезный земной круг.

1 Комментарий

  1. Юлия

    Ни прибавить, ни убавить! Четко, лаконично и исчерпывающе понятно. Спасибо!

    Ответить

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This