Смерть смерти

— Что ты можешь знать о чувствах матери, потерявшей самое дорогое, что может быть в жизни?

Отчаяние заразно. А вирус безысходности и горя зачастую летален. Лекарства нет. Живое не понимает и не принимает смерти. Особенно, если это смерть единственного ребенка. Особенно, если он только-только. Всего лишь 3 года. За что?!

Острые переживания, беспощадные воспоминания, бессонные ночи и мутные дни. Невыносимость потери. Время не проходит — проползает или вообще застывает. Но все-таки работает, мучительно растворяя безысходность. И постепенно обнажает иное. Появляются проблески надежды — а вдруг? Где-то, как-то, когда-то, но все-таки встреча. Но кто может понять? Где тот, кто либо утешит, либо откроет иной путь? Как быть? А если не найду, то может быть поискать подтверждения самой? Зачем такая жизнь…

Да. Так иногда и случаются настоящие трагедии. Безвременная смерть ребенка убивает и мать. Но трагедия не в этом, а в том, что мы могли повлиять на продолжение жизни ребенка после физической смерти, но не сделали этого.

Мы можем убить смерть ребенка, но вместо этого убиваем себя… 

Это крайне сложная для восприятия и очень чувствительная тема, которая периодически всплывает в многочисленных разговорах и обсуждениях. Каюсь, что в своем текущем состоянии уже нарастил кожу носорога и в таких вопросах иногда излишне рационален и холоден. Но в оправдание замечу, что трезвый подход — часто единственный способ удержать собеседника от пропасти и он работает. Хотя и оставляет многочисленные незаживающие раны даже в казалось бы уже непробиваемой шкуре. Толстокожие не плачут. Но то — в мире животных. А человек лечит свои раны именно слезами. А потом начинает думать.

Попробуем и мы.

Мысль о собственной смерти со временем становится привычной. Когда нельзя изменить, остается принять. Можно даже подняться до ощущения благодарности. Да и постоянно возрастающий в нормальных условиях уровень опыта и сопутствующей мудрости трансформирует наше мировоззрение и позволяет строить отношения с неизбежностью без страха, паники и наивных попыток законсервировать уходящее. Все так.

Но вот смерть ребенка — нечто совершенно иное. Мы остро ощущаем глубину именно потери. Потери не только личной связи, но и (что более важно) — потери возможности, ухода некой уникальности, растворения необретенного смысла и исчезновения будущего. Это ошеломляет настолько, что лишает нас ориентации в своей жизни и парализует какое-либо движение вперед.

Нужен выход.
И он есть.

Посмертие ребенка либо не успевшего в силу прискорбных обстоятельств родить душу (младенец), либо не сумевшего достаточно развить ее и тем самым обрести индивидуальный статус в Мироздании несколько отличается от обычного, через которое проходит взрослый человек. И такое отличие заключается в том, что приход ребенка в миры Посмертия обусловлен.

В отличие от обычной смерти взрослого, которому не требуется ничего для того, чтобы воскреснуть и продолжить жизнь в новом теле и в новых условиях моронтийного существования, ребенку требуется помощь со стороны тех, кто когда-то были его биологическими родителями.

Воскресение ребенка происходит только после прихода одного из родителей в обительские миры и обусловлено этим (47:2.1).

Это удивительный факт. В случае физической смерти ребенка связь с родителями не нарушается, более того — такая связь становится условием последующей встречи. И если умерший или погибший ребенок ничего сделать не может, то оставшиеся живыми родители могут.

Обязанность родителя по отношению к несвоевременно покинувшему этот мир ребенку заключается в сохранении себя для Посмертия.

Необходимо прожить такую жизнь, которая обеспечит продолжение существования после собственной смерти. А самоуничтожение на волне потери самого дорогого в жизни никак не способствует такому продолжению.

Ответственность родителей за жизнь и восхождение своих детей не прекращается даже в случае смерти последних. Просто забота откладывается на некоторое время, ибо воскресшим родителям в Посмертии предоставляются все возможности для ухода и выражения всех нежных чувств в отношении как собственных, так и других детей. Дети же воскресают в том возрасте и в том облике, в котором они покинули мир своего происхождения. И встреча в Посмертии становится одним из самых трогательных событий на всем пути восхождения…

Именно таким образом, через сохранения себя для восхождения, родитель получает возможность убить смерть собственного ребенка. Жизнь покрывает смерть. Получается, что родители могут родить своего ребенка повторно. Не иного, а того самого, который однажды уже появился, но не смог задержаться в эволюционном мире.

Жизнь остается вечной. Только ей иногда нужно помогать. И каждый из нас, несущий ответственность за возникновение и развитие новой планетарной жизни должен помнить об этом.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This