Качество выбора

Можно ли назвать сознательным выбором то, что впоследствии исправить невозможно? Нужно ли заходить туда, откуда нет выхода? Не думаю, если мы заранее знаем об отсутствии выхода, делая подобный шаг. А если все-таки загоняем себя в безысходность, то это скорее не результат разумного решения, а следствие заблуждения. Тогда и выбора никакого нет. Простая, детская проба сил. Игры с нереальностью. Или уж совсем откровенная глупость.

Встречались как-то с одним очень симпатичным человеком. Ученый. Область деятельности не чужда моей в прошлом — микроэлектроника. Ясная и светлая голова. Солидный запас житейской мудрости. Интересный собеседник. Это — на поверхности. А внутри — плохо скрываемое отчаяние и беспокойство. Почему? Результат того самого выбора безысходности.

Желание умирающего — закон? Вот и он решил, что закон. Да и как отказать любимой умирающей супруге? И как потом (в уже более здравом состоянии) нарушить данное обещание? Вот и закрутилось — монастыри, монашество, эйфория неофита и теперь вот — пока еще хрупкое и подвижное, но все возрастающее ощущение упущения чего-то столь важного и существенного в этой жизни…

«Отрекись от всего мирского знания» — требование при постриге. Ну да. Легко отрекаться от того, что не имеешь. А тут? Ученый же. Уж не знаю, что там произошло во время ритуала, но в нашем разговоре никакого “отречения” от знания не наблюдалось. Живой разум, густо сдобренный тоской от глухоты и слепоты внешне-монашеского существования постоянно проявлял себя вплоть до готовности признать очевидные, но (увы!) не обсуждаемые в своей среде нестыковки в догматической картине традиционной религии…

Говорили долго-много, но все равно недостаточно. Завершили беседу, когда глубина контакта вывела на поверхность уж совсем непередаваемые вовне эпизоды существования никому (как выяснилось) не нужного скромного монаха со степенью доктора наук и горьким, но столь поучительным жизненным опытом. Как назвать комбинацию разочарования и страха? Слов не хватает, но сочувствие (если не сострадание) не дает молчать…

Конечно, многое из рассказанного-показанного в той или иной степени нам известно. Но также, как мы инстинктивно стремимся выбраться на более твердую почву, наступив в хлюпающую и дурно пахнущую жижу, так и здесь — всегда принимали эти игры амбициозных двуногих «в истину» как нечто существующее само по себе и только для заигравшихся. Нравится? Хлюпайте на здоровье. Только вот не нужно всех остальных вовлекать, да еще и попутно запугивая санкциями со стороны неведомого судьи. Но среди игрунов иногда оказываются те, кто не только использует ноги-руки, но еще (чаще совершенно неожиданно для остальных) включает голову и начинает думать и сопоставлять. Вот тут игра начинает разваливаться, поскольку размышление плохо сочетается с суетой, а суета — суть той самой игры… И вот когда в очередной раз приходится поближе взглянуть на то, что по большей части пропитано заблуждением, а то и откровенно лживо, вдруг с удивлением обнаруживаешь, что оказывается и в такой тьме свет не гаснет. Всего лишь становится отдельным огоньком…

Вспомнил этот эпизод вот по какому поводу. Как определить качество нашего выбора?

Очевидный ответ — по результату. Ошибся с выбором одежды и замерз. Вывод — выбор был не корректен. Поправил ситуацию — теперь тепло, значит выбор был правильным. Покушал не то — получил результат. В следующий раз — более осторожен в том самом выборе.

С очевидным и результативным выбором все просто. Но вот как быть в случае выбора с неочевидным результатом? Или в случае, когда результат отсрочен во времени или вообще недостижим в обозримом будущем? Отдали ребенка в секцию плавания, а он потом всю свою жизнь тянет лямку тренера и мечтает о музыке. Выбор родителей оказался недальновидным. Нередкая ситуация. Или как в приведенном примере с монахом-ученым. Вроде должна включаться голова, но эмоции от потери близкого человека отключили и голову.

Как же в таком случае определить качество выбора? И можно ли это сделать? Думаю, что можно.

Посредством выбора, мы проявляем свой путь. А в отношении нашего истинного Пути все достаточно очевидно. Мы растем и поэтому неизбежно должны становиться больше того, чем являемся в любой момент своей жизни. И наш выбор должен соответствовать такой очевидной динамике. Поэтому истинный выбор, корректный выбор — тот, который повышает степень нашей свободы, раскрывает новые горизонты, а самое главное — обладает возвратным свойством.

Качественный выбор должен быть обратимым в силу того, что ведет нас в более широкую реальность, где степень маневра несомненно выше.

Конечно же, обратимость выбора связана не с возвращением на предшествующие уровни, что невозможно (мы можем двигаться только вперед, но не назад), но больше отражает возможность коррекции ошибочного выбора. А такая ошибка может быть связана не столько с характером самого выбора, но и (например) с несвоевременностью его осуществления.

Поэтому качество выбора можно достаточно легко определить по наличию возрастающей степени маневра в новых обстоятельствах. 

Если же происходит обратное, если в результате нашего выбора реальность сужается, если мы вынуждены вставать на позицию очевидного отрицания чего-бы то ни было, если мы вынуждены становиться меньше того, чем были до сих пор (та самая идея “отречения”), то наш выбор некорректен, не является качественным и поэтому никогда не приводит к ожидаемому результату. Ученый-монах становится монахом-ученым, теряя все то ценное, что было наработано в течение жизни и подчиняясь внешней силе, вместо внутреннего голоса. Крах становится неминуемым.

Но урок на то и заканчивается экзаменом, чтобы посмотреть на себя более пристально. Да, иногда за такой взгляд, а особенно за выводы приходится платить слишком дорого. Но плата за правду всегда оправдана, ибо приводит к осознанию и последующему проживанию истины.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This