Красота Создателя

Можно ли рассуждать о красоте Бога?

Вопрос без очевидного ответа. С одной стороны, Бог — высочайшая реальность в мироздании. Значит он заключает в себе и высочайшую красоту. Но с другой стороны, Бог остается непостижимым во всей вечности. Следовательно непостижимой является и его красота, чтобы это для нас не означало.

Но в таком случае возникает непреодолимая сложность — пропадает возможность восприятия не только относительной красоты (не с чем сравнивать), но и сама концепция красоты исчезает из реальности. Если бы красота Бога оставалась для нас недоступной, в нашем окружения не было бы контраста, мы не знали бы красоты и уродства, мы не могли бы называть что-либо более и менее красивым. Мир стал бы совершенно иным. Мы потеряли бы опору в материальной реальности, ибо красота и есть восприятие Бога в материи. (56:10.2).

Однако не все так печально. Мы различаем красоту, а значит и красота непостижимого Бога для нас все-таки доступна. Когда и где? Там и в той мере, где мы можем Бога воспринимать.

К счастью, мы живем в разделенной реальности. Мы окружены разнообразием и даже способны через себя выражать уникальность, т.е. нам доступно прикосновение к абсолютному разнообразию. А где разнообразие, там и соотношение, а следовательно и оценка таких соотношений. Именно такой оценочный подход к разнообразию реальности и выражается на конечном уровне в категориях красоты. Мы начинаем сочетать различные воспринимаемые формы и тем самым приходим к ощущению красоты материального творения. И в таком сочетании, соединении, гармонии и заключается ключ к пониманию красоты.

Мы идем к красоте через разнообразие, но приходим — через гармонию и единство.

А теперь странный вопрос. Может ли Бог стать более красивым, чем был до сих пор?

Вопрос кажется наивным. Как может Бог становиться лучше? Он же уже совершенен и абсолютен во всех постижимых смыслах. Как вообще он может “становиться” чем-то? Ведь тогда он в какой-то момент не обладает полнотой, а значит не является Богом. Абсурд. Логический тупик. В конце концов, Бог неизменен.

Но вот что нам говорят:

Красота верховности, вершина искусства на конечном уровне реальности есть драма объединения безмерности космических крайностей: Создателя и создания. Человек, обретающий Бога, и Бог, обретающий человека, – создание, становящееся таким же совершенным, как Создатель, – таково небесное достижение возвышенно прекрасного, достижение вершины космического искусства. (56:10.3)

Драма объединения Создателя и создания? Тут явная динамичность. Было — стало. Человек нужен Создателю, для достижения предельного объединения реальности на конечном уровне. Кто такой Создатель, который в чем-либо нуждается? Конечно же это — не экзистенциальный и неизменный Бог, это Сын-Создатель, который меняется, динамичен и поэтому может стать “более красивым”, чем был до контакта с человеком.

Не знаю, насколько ошибаюсь в следующем предположении, но все же выскажу его. Представляется, что наш Сын-Создатель становится более красивым в космологическом смысле, т.е. в отношении своего именно материального проявления, с каждой встречей с новым восходителем из эволюционного мира. Каждый раз, когда происходит такая встреча, Сын-Создатель неуловимо изменяется и все более раскрывает свои потенциалы в космологическом смысле. Контакт восходителя и Сына-Создателя это буквальное объединение противоположностей, а такое сочетание рождает новое и недоступное ранее проявление красоты на уровне Локальной Вселенной. Выражается ли такая красота только в Сыне-Создателе или в обоих наших небесных родителях — не знаю. Но то, что красота нашего Источника обретает новые грани выражения, то что при нашем восхождении все становится более красивым — это не должно вызывать возражений. В конце концов, Небадон становится чуть более совершенным, а значит и чуть более красивым в космологическом смысле.

Если это так, то каждый из нас отвечает за красоту нашего Бога, нашего Сына-Создателя. Восхождение человека отражается на всем творении, но в первую очередь на нашем Сыне-Создателе, который буквально “расцветает” при встрече с очередным своим сыном (дочерью), завершившем первую стадию своего восхождения и достигшего уровня духа — столицы нашей Локальной Вселенной.

Боги меняются. Это не просто отражение древней греческой мифологии, но и Мироздания в отношении конечного уровня реальности. Изменение Бога определяется, в частности, и усилиями человека. Наше стремление к совершенству, наше восхождение — прямой путь для того, чтобы помочь Богу раскрыть все грани, все оттенки своей Райской красоты на уровне доступной нам реальности. Наши Небесные Родители становятся все более прекрасными, все более красивыми с каждым нашим шагом по направлению к ним. Ну не удивительно ли?

0 Комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up
Share This